Портрет Василия Матэ кисти Бориса Кустодиева (1902)

Мастер света и тени. Художник Василий Матэ создавал удивительные гравюры

  • Ольга Кузьмина
  • 1.03.2021

В марте этого года исполняется 165 лет со дня рождения художника Василия Матэ. В свое время именно он ввел моду на гравюры в нашей стране и справедливо считается одним из самых ярких художников-граверов. Увы, даже ценители этого вида искусства знают гораздо больше о прекрасных работах Альбрехта Дюрера или Густава Доре, чем о наследии нашего соотечественника. Его юбилей — прекрасный повод для исправления этой несправедливости и знакомства с азами ксилографии.

Если у родившегося 6 марта 1856 года в Восточной Пруссии Вильгельма Иоган на Матэ и были какие-то особые черты, проявившиеся с детства, то это, конечно, усидчивость и терпение. И вот итог: иной талант без трудолюбия так и остается пустоцветом. Талант же Матэ расцвел с годами.

…Сын небогатого немецкого землевладельца, инженера Вильгельма Матэ, с детства был неприхотлив и жаждал знаний. Матэ переехали в Санкт-Петербург, но денег на обучение сына не хватало, и Вильгельма Иоганна, а на русский лад Василия, определили в приют для детей немецкого происхождения. Матэ относился к учебе трепетно.

В Реформатском училище — по сути аналоге среднего учебного заведения, основанного на базе пансиона немецкого пастора Муральта, — воспитанники изучали историю, политическую географию, основы права, а также иностранные языки, включая латынь и немецкий. После окончания заведения Василий был отправлен в Рисовальную школу общества поощрения художеств, после которой поступил в Академию художеств.

Как же много в жизни значит случай… Окажись Василий Матэ у другого наставника, возможно, и судьба его сложилась бы иначе. Но его учителем стал Федор Иванович Иордан — профессор гравирования, он же — ректор Императорской академии художеств. Матэ был заворожен его лекциями и практическими занятиями. В те времена гравюры были в моде. Их популярность определялась ростом тиражей журналов и набирающего обороты книгопечатания, при котором оформительской части уделялось огромное внимание.

В наш век нет никаких проблем с копированием: вот вам ксерокс, вот фотография, вот оцифрованное изображение, привычным стал принтер, хочешь — черно-белый, а хочешь — цветной, а тут и вовсе рождает аналог исходнику принтер 3D. Но когда-то получение копии что текста, что рисунка было возможно фактически лишь вручную. С развитием типографий с текстами стало проще. А вот рисунки были и оставались весьма затратной частью производства. Так что гравюры, а точнее ксилография, при которой оттиск изображения получался с деревянной копии с продавленным или, напротив, выпуклым контуром, была самым популярным способом достижения результата — возможности тиражирования изображения. Матэ «заболел» магией этого искусства. Когда произведение, вышедшее из-под его рук, получало возможность многократно отпечатываться на бумаге, то есть тиражироваться, оно становилось доступным все большему и большему числу людей. А Матэ по сути своей был просветителем.

1899 год. В. В. Матэ. Портрет Александра Сергеевича Пушкина. Бумага, офорт
1899 год. В. В. Матэ. Портрет
Александра Сергеевича Пушкина. Бумага, офорт

Безусловно, ксилография, при ее неоспоримой значимости, все же была вторична по отношению к оригиналу. Но Матэ это мало смущало. Он неплохо рисовал, но портреты его кисти получались не слишком похожими на оригинал, да и каких-то значимых идей он не вынашивал. Копирование же было его страстью. Но что такое — копиист? Пусть и талантливый?

Кажется — лишь тень одаренных от природы гениев, подмастерье великих. Но пусть Матэ и не писал полотен, над смыслом которых спорили критики, но он довел искусство гравера до таких вершин, что его работы, продолжая оставаться копиями первоисточников, сами по себе стали произведениями искусства. Что любопытно — известность пришла к нему еще в студенческие годы. Вот как писал об этом художник Мстислав Добужинский: «У Иордана учеников было мало — особенно таких, которые, подобно Матэ, могли бы говорить по-немецки. Матэ, работая у него, не оставлял и деревянной гравюры и в этой области вскоре перегнал всех своих конкурентов.

Особенно он специализировался на портрете, и его очень ценили издатели еженедельных журналов. Его призвание угадал раньше всех М. О. Микешин, который в то время издавал «Пчелу». Он давал каждую неделю Матэ тусклую фотографию, изображавшую какого-нибудь общественного деятеля или генерала, и, слегка пройдя его своими аляповатыми штрихами, заказывал награвировать к следующему номеру. Таким образом молодой гравер зарабатывал рублей 100 в месяц — заработок огромный для студента. Микешин, видя его способности, сказал ему раз: — Какой вы Матэ! Вы не Матэ, а Перун! И одно время он подписывал свои гравюры этим именем: это было в «Пчеле» 1877 года».

После получения серебряной медали за гравюру с этюда головы Иоанна Крестителя, которую А. Иванов создал для своего полотна «Явление Христа народу», Василий Матэ был отправлен в Париж на учебу. Его наставником стал знаменитый гравер Адольф Паннемакер. Спустя девять лет Матэ будет избран в Академии художеств академиком. Его друзьями и учениками будут люди, звездные имена которых навсегда вошли в историю русского искусства — Илья Репин, Валентин Серов, Исаак Левитан, Борис Кустодиев.

Надо признать: слава не очень интересовала Матэ. По воспоминаниям современников, он был обаятелен и скромен. Увидеть его можно на портрете кисти Бориса Кустодиева: вот он стоит, чуть угловатый человек с вечной спутницей-лупой в руках; взгляд — внимательный, может чуть настороженный. А на заднем фоне, за столом, изображена Ида Романовна Матэ (Мазинг), жена, помощница и муза Мастера.

Став в Академии художеств главой граверного отделения, Василий Васильевич с головой ушел в работу со студентами. Он преподавал в Центральном училище технического рисования барона Штиглица, в Рисовальной школе поощрения художеств. Мастерская же Матэ находилась при его казенной квартире — в длинном коридоре нижнего этажа Академии художеств. Оттуда был выход на маленький балкончик, с которого он читал лекции. Особую ценность представляют его записи о теории гравирования. «Как музыкант берет чужие произведения и дает как бы новое сжатое музыкальное произведение, так и гравер укрощает сложную симфонию красок и передает ее в черном и белом и только в двух красках вызывает богатство светотени и колорита», — пояснял он. И добавлял: «Гравер не скучный копиист, а создатель нового мира образов, где картину художника он переводит на свой язык, придает новые оттенки».

Начав с ксилографии, со временем Матэ перешел на технику офорта, сочтя, что так изображение будет максимально похоже на карандашное. И правда: линии приобрели шероховатость, свойственную карандашу неровность, а передача мазков получалась естественной.

Надо сказать, что становлению гравюры как отдельного искусства мы во многом обязаны и его ученикам. Так, А. Остроумова-Лебедева стала первым в России художником-гравером, резавшим собственные композиции.

Портреты Александра Пушкина, Николая Гоголя и других русских писателей, деятелей культуры и искусства, исторических личностей, копии рисунков и полотен Ильи Репина, Василия Сурикова и Виктора Васнецова, а также воспроизведенные работы почитаемого им Рембрандта — наследие Матэ огромно и до сих пор, судя по всему, полностью не изучено и не учтено. Только в офорте известно порядка 300 его работ, 225 из которых — портреты.

«Мастер света и тени» скончался в апреле 1917 года, не дожив до мятежного Октября. Имя человека, на работах которого присутствовали члены царской семьи, новая власть сохранила, но значительно урезав и откорректировав его наследие: долгие годы нам были известны лишь те работы мастера, которые изображали исключительно принятых советской властью писателей. Но время все расставляет по своим местам, и сегодня офорты и другие работы Василия Матэ находятся в доступе, хотя какие-то из них, возможно, еще только ждут своих открывателей.

СПРАВКА

В зависимости от материала печатной формы в гравюрные техники входят гравюра на металле, линогравюра, ксилография, гравюра на картоне, воске и т.п. Среди гравюр на металле встречаются гравюра резцом на меди, стали, офорт, меццо-тинто и др. Есть также лавис — углубленная гравюра на металле, когда изображение наносится непосредственно на медь кисточкой, смоченной в кислоте. Гравюры лависом напоминают рисунок кистью с размывкой. Многие ошибочно причисляют к гравюрам и литографию, но это лишь полиграфический метод офсетной печати.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

— Светлана Румянцева, художник, куратор выставок, член руководства творческого союза художников России «ТСХР»:Василий Матэ был одним из основных граверов в России в конце XIX века. Автор многочисленных офортов и ксилографий, он создал множество портретов деятелей русской истории и культуры. Он не просто создавал копии, а старался придать картине художника, которого копировал, новые оттенки, привнести свою индивидуальность. Особенно у Василия Матэ великолепны его факсимиле карандашных рисунков. Он мог передать технику карандаша, штрихи и растушевки, свинцовый карандаш или сангину. И он мог через черно-белое изображение передать цвет!

И сегодня, когда копировать возможно все и это стало весьма легко благодаря всяким технологиям, копии, которые создал Матэ, важны именно тем, что они знакомят нас с историй и людьми, которые жили и творили до нас. С его гравюр смотрят на нас абсолютно живые портреты.Все его работы индивидуальны и сами по себе являются произведениями искусства.

В ТЕМУ

Супруга Матэ умерла в 1920 году, а в 1942-м не стало их дочери — Марии Васильевны Матэ. Ее муж, профессор Дмитрий Каргин, инженер-путеец, занимавшийся также начертательной геометрией, умер в 1949 году и вошел в историю не только как выдающийся ученый, но и как автор одной из лучших книг о блокаде «Великое и трагическое. Ленинград 1941–1942». А в 1948 году в издательстве «Искусство» вышла монография о Матэ Ивана Лазаревского — очевидно, последняя из книг о нем.

Светлана Василевич. Инфографика
Светлана Василевич. Инфографика

Рекомендации

esenyurt escort sobbet hattı sobbet hattı shell